Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Александр КОНОВАЛОВ
(Симферополь)
Коновалов

Фанданго № 1
Фанданго № 2
Глава 4
   Глава 5    Глава 6
Фанданго № 3
Глава 7
   Глава 8    Глава 9    Глава 10
Фанданго № 4
Глава 11-12
Фанданго №5
Глава 13


                   О Т Р Ы В О К  И З  Р О М А Н А  «И Н С П Е К Т О Р  Л Ю Б В И»
                                                                                                    
                                                             

  ГЛАВА III.

      Прозвучал тихий мелодичный сигнал вызова к шефу. Алекмих очнулся от воспоминаний, необходимо было идти к начальству. В комнате никого, Малышкин куда-то вышел. Сегодня день тянулся как-то очень долго. Алекмих окончательно пришел в себя, встал и решительно направился к руководству, изображая на лице крайнюю озабоченность.
      Едва он вошел в приемную, как секретарша тут же пропустила его в кабинет, что само по себе означало только одно: от начальства надо ждать каких-либо важных указаний.
– Проходи, Александр Михалыч, присаживайся! – пригласил шеф, приветливо улыбаясь и протягивая навстречу руку.
– Здравствуйте!
– Как продвигается отчет по Урану?
– Помаленьку движемся.
– Малышкин как?
– Нормально работает, справляется.
– Если мы тебя в длительную командировку направим, кого к нему в помощь подключить?
– Не знаю, может быть, Дуреева или Агупову?
– Ну ладно, этот вопрос оставим на потом. Ты-то как, готов?
– Не понял, к командировке, что ли?
– Да!
– Я всегда готов, работа наша такая.
– На Ирис полететь хочешь?
– Но ведь туда командировки вот уже два года как отменены по нашему ведомству?
– Знаю. Можешь в этом винить своего приятеля Жихарева.
– Неужели за злоупотребление?
– Это только повод был, чтоб на Уран его отправить. Если бы не он, то не отменили бы и командировок.
– На какой срок лететь?
– Время не определено, действовать по обстановке. Сделаешь отчет, передашь сюда, а сам останешься там до особых распоряжений. Есть проект открытия постоянно действующего пункта с нашим представителем. Я рекомендовал тебя, кандидатуру одобрили, вот приказ. Понравится – пробудешь там год, а нет – напишешь заявление «по собственному» с отработкой три месяца. Хотя с кадрами и сложно, но замену подберем.
– Спасибо.
– Потом будешь благодарить, сначала задание узнай.
      Шеф поднялся из широкого кожаного кресла, подошел к стальному сейфу, открыл тяжелую дверцу, достал бутылку и два фужера.
– Воды не хочешь?
– Нет!
– Зря, прекрасная минеральная вода, камни из почек выводит, – при этом шеф невольно сделал гримасу, словно кольнуло в боку.
– Мне как-то не...
– Тебе, как Жихареву, подавай коньячную?
      Алекмих несколько смутился и сморщил лоб, так что резко обозначились две складки выше переносицы. Он едва сдержал улыбку. Шеф заметил это.
– Улыбаешься? Ну-ну!
– Да нет же!
– Думаете, Бриль ничего не знает, не понимает, мол, сладко ему тут в кресле сидеть да вами руководить?
– Я не…
– Знаю, знаю, как вы меня окрестили, не отнекивайся!
      Шеф, Брилев Болислав Юрьевич, выпил медленными глотками полный фужер минеральной воды, и на его покрасневшем упитанном лице появилось некое подобие благодушной улыбки. Для своих пятидесяти восьми он выглядел вполне моложавым и бравым мужчиной. Темные волосы только слегка были тронуты сединой, лысина едва обозначилась. Живые, пытливые глаза, приятная улыбка – все это создавало впечатление, что перед вами человек, пышущий здоровьем. Однако в последнее время его стали беспокоить, и весьма серьезно, почки и печень.
– Болислав Юрьевич! Вы же знаете, я никогда не допускал ничего лишнего, так что…
– Не за этим я тебя вызвал. Ты, наверное, слышал, что Жихарев с Ириса контрабандным путем привез на Землю два цветка-эмблемы и тайно провел анализ?
– Вроде было такое, говорили, но точно не знаю.
      У Алекмиха похолодело в груди, ведь один из цветков был передан им и принадлежал он Люсе.
– Вот тебе и причина, почему «зарубили» по нашему ведомству командировки, а всех нас временно отстранили от прямых контактов.
      Брилев поставил в сейф минеральную воду, закрыл его и подошел к окну.
– Оно бы все ничего, не было специального разрешения, черт с ним! – говорил он тихим усталым голосом. – Мало ли, по каким причинам можно проводить анализы на РЧ, в обычном порядке схлопотал бы выговор, я – замечание, директор – на вид, но… – Тут шеф повернулся, и Алекмих заметил, как горят бесцветные глаза, а щеки просто пышут жаром. Такая резкая перемена настораживала. – Но… тут-то и начинается самое интересное! – Шеф уселся в кресло и возбужденно заговорил. – Один анализ был нормальным, а второй оказался вообще внегалактического происхождения! Представляешь? Какие из этого надо сделать выводы?
– Обладатель цветка принадлежала другой цивилизации, наверное. Иначе как объяснить?
– Именно! К чему я так откровенничаю с тобой? Два года всю вашу экспедицию перепроверяли в полном составе, виновника ЧП отправили в командировку на Уран. В это время все службы на планете Ирис во всех городах выявили признаки этой самой цивилизации. Но на контакт они с нами не идут. Решено вновь в полном составе отправить всех вас на Ирис и проследить, с кем они попытаются вступить в контакт. Скорее всего, это опять будет Жихарев или ты!
– А чего я?
– Не прикидывайся, один из цветков передал Жихареву ты, это мне известно, и эмблема эта принадлежала женщине по имени Людмила, или Люся.
– От кого вы это узнали? – Алекмих побледнел и еще больше нахмурился.     
– Узнали, служба наша такая.
– И что же теперь?
– А ничего! Полетишь на Ирис, будешь искать свою Люсю, попутно выполняя наши задания по охране ресурсов.
– Вы ведь знаете, где она сейчас? – спросил Алекмих, просительно глядя на шефа.
– Если бы и знал, то не сказал! Встреча должна произойти совершенно случайно и естественно – это непременное условие. Так решили сверху. И потом, пришельцы, если они есть, тоже за нами наблюдают и не дураки, надо думать.
– А они наш разговор не могут подслушать?
– Черт его знает! Знать бы возможности! Хотя мой кабинет окружен экраном, находимся мы в сильнейшем поле, но гарантии полной безопасности никто не даст, и я в том числе.
– С кем держать связь?
– Напрямую только со мной, форма обычная – лазерные шифровки. На месте поступишь в распоряжение областной конторы местного контроля, председатель уже предупрежден. Для всех будешь выполнять ревизионную работу в рамках контроля, а по-настоящему будешь искать контакты с пришельцами.
– Понял! А откуда такое доверие?
– Скорее от недоверия! Есть предположение, что всех безукоризненных эти представители  другой цивилизации почему-то бракуют. Были такие попытки с нашей стороны. Так вот, пришли к мысли, что, очевидно, им необходимы люди с изъянами и из той экспедиции, которая попала к ним впервые.
– Жихарева на контакт и послали бы, лучшей кандидатуры нет!
– Тебя не спросили. – Брилев вновь поднялся с кресла, потер ладонью правый бок. – Жихарев давно там.
– Как? Уже не на Уране?
– С Урана его отозвали на Базу, но в пути пересадили на другой корабль, проинструктировали и отправили на Ирис.
– Так я могу с ним встретиться?
– Просто обязан, но только не сразу, как прилетишь, а через пару деньков. И запомни хорошенько одно. Они, очевидно, за вами давно следят, поэтому делать надо все естественно и непринужденно, примерно то, что вы делали тогда при встрече с женщинами. Трепитесь, импровизируйте, ходите хоть на головах, но в контакт постарайтесь вступить! Это и есть задание. Времени в обрез, командировка выписана, аванс в конверте, лететь завтра.
– А инструктаж?
– Вот сейчас им и займемся. Усаживайся поудобней и давай вспомним все детали вашего пребывания тогда на планете. Попытаемся предвидеть любые неожиданности.
– Понял.
      На следующее утро, в одиннадцать часов, Алекмих сел в космический корабль. Проводов не было. Кроме экипажа из пяти человек, летело еще шестеро. Из полагающихся двух килограммов вещей Алекмих взял только письма Люси и рукопись ее отца, которую она подарила два года назад при прощании.
      Пока переходили в невесомое состояние, дремал и думал о Люсе, затем принялся перечитывать ее письма, пытаясь вспомнить любимое лицо. Начал с первого.

                                                              *   *   *

      «Здравствуйте, Саша! (Можно я так Вас буду называть? Для меня это удобней). Вы меня изумили, прочитав стихи по телефону, когда улетали на Землю. Если правда то, что именно я Вас вдохновила, я польщена. Но многое между нами пока не может быть сказанным, ведь Вы не знаете подробности моего существования на Ирисе. Сколько времени я на этой планете? Зачем я здесь? Что делаю? Кого и что ищу? (А кстати, случайно ли то, что земляне создали искусственно планету Ирис как раз на той траектории, где некогда существовала реальная планета Фаэтон? Не задумывались ли Вы над этим вопросом? Правда, количество спутников не совпадает, ну да ничего…). Можно я перейду на «ты»?
      Тебя интересует моя личная жизнь? Что ж, меня тоже интересует. Давай не будем пока торопить события. Я – слабая женщина, меня легко увлечь и убедить. Сейчас я думаю о главном, а случайно ли произошла наша встреча или ее очень ловко кто-то спланировал? Все-таки согласись, существует планомерность в подборе партнеров, когда пользуются анализами и коэффициентами, и окончательно выбирает бездумная, вернее, безэмоциональная машина. Это убивает всю прелесть случайности человеческих чувств! Хотя и при факторе случайности много издержек, много трагического, но в этом что-то есть и было! Раньше люди случайно встречались; хотя, быть может, и вовсе не подходили друг другу, а связывали свою судьбу. Потом один видоизменялся, другой    тянулся за ним, и получалось нечто третье – интересное и непредсказуемое, называемое единством душ. А сейчас все это сведено на нет, а жаль.
      Ты уже в первых стихах ко мне начал со слов любви. Не слишком ли рано? А мы с тобой пока не знаем самого главного, хотя, быть может, тебя это и не интересует вовсе.  Кто мы такие? Люди? Боги? Киберы? Биороботы? Биокомпьютеры? Искусственно ли мы созданы, организована ли наша встреча, или все это та великая случайность, называемая судьбой, жизнью, любовью? Кому мы нужны, участвуем ли мы в каком-то дьявольском эксперименте или нужны только друг другу? Что будет, если ты окажешься машиной, а я человеком или наоборот? Как быть тогда с чувствами? Что делать? Да и вправе ли мы что-то делать сами?
      Я отдала тебе свой цветок для анализа, знаю, что на Земле вы по этим эмблемам определяете, кто есть кто. Я страшусь результатов, ибо не знаю, что там заложено и кто же я на самом деле. Но, тем не менее, я на это иду, хотя подобное и запрещено всяческими инструкциями. Но лучше правда, чем неизвестность. Или ты другого мнения? Может, мое письмо покажется тебе слишком сухим, рациональным, но такая я женщина, что поделаешь! Так порой не хочется обо всем этом думать, а просто поддаться первому чувству, не анализируя ничего и не сравнивая. Хочется просто встречаться с хорошим человеком, слушать комплименты, получать в подарок цветы! Знать, что только от меня зависит, быть дальнейшим встречам или нет. Хочется любить самой и быть любимой, конечно!
      Ты пишешь, что тебе невыносимо больно предполагать, будто я могу встречаться еще с кем-то в твое отсутствие. Готова верить, что ты еще способен на ревность – старое и очень древнее чувство людей. А может, у тебя просто мимолетное увлечение? Ты придумал образ женщины, а я тут вовсе не при чем. Просто похожа на эту выдумку…».
      У Алекмиха заныло сердце, мучительно захотелось  увидеть ее, поговорить с ней.
      «Лично я многое передумала за это время, поэтому задержалась с ответом. Мне кажется, ты очень впечатлительный! Нельзя же так сразу решаться на отчаянные поступки! А то, что ты попросил моей руки, меня ошеломило, хотя само по себе это мило. Мы ведь друг друга совсем не знаем, имеем ли право разбрасываться такими высокими чувствами?
      Я много задала вопросов, хотя в большей мере они адресованы мне самой. Ты уж извини, если задержалась с ответом. От тебя получила три письма, и все они наполовину в стихах – это прекрасно! У меня так не получается.
      Да, возможно, скоро я поменяю работу. На старое место больше не пиши, я сама сообщу, где я буду. До свидания, рада буду письмам и встрече с тобой. Пиши, когда получишь от меня новый адрес. Люся».
                                           
                                                              *   *   *

      Алекмих оторвался от письма, задумался, вспоминая какие-либо намеки на чувство к нему, с удовлетворением перечитал несколько фраз. В фиолетовом иллюминаторе была видна удаляющаяся голубая Земля.
      «А может, это сон какой-то? – подумал Алекмих. – Все эти поиски иной цивилизации, цветок внегалактического происхождения? Черт, не напутали ли здесь, на Базе, с этими анализами? Но тогда не отправили бы меня вновь в командировку, а Жихарева не отозвали с Урана. Наша контора – солидное учреждение, просто так здесь ничего не делается. Контакт с иной цивилизацией на почве любви! А что, мысль интересная!».
      Алекмих вновь вернулся к письмам, развернул второе и последнее, стал читать выборочно, особенно нравящиеся строчки, которые, впрочем, знал уже наизусть.
«Прости за долгое молчание, тут у меня были изменения в личном плане, пришлось встречаться по работе с некоторыми товарищами, но все это не то, что нужно. От тебя получила большой конверт со стихами, спасибо за внимание. Мне кажется, я этого не стою. Как бы мои письма тебе ни повредили. Татьяна передает привет Володе Жихареву. От него уже давно нет никаких вестей. Канал дальней связи не работает почему-то. Не случилось ли чего? Многие твои стихи мне нравятся, так много чувства, но маловато мастерства, но это даже приятней.
Я часто вспоминаю нашу единственную встречу, наш разговор, липу в цвету, сквер. Только это и осталось в памяти. Но, может быть, эта встреча и есть продукт времени, которое уходит безвозвратно. А путешествие во времени можно воспринимать как путешествие по памяти.
Поймала себя на мысли, что слишком часто думаю о тебе, скучаю. Без тебя. И так хочется верить в непознанное, в неизведанное. Хочу верить, что нужна тебе как женщина. Подала заявление на увольнение, через три месяца меня на Ирисе не будет, хочу поработать где-нибудь в другом месте, возможно, там, где сейчас мой отец, то есть на Спутнике Развлечений. Он меня зовет туда и обещает устроить, тем более сейчас с ним мой Сереженька. У него трехмесячные каникулы, а у меня через неделю законный отпуск на тридцать рабочих дней. Хорошо, если бы ты смог и прилетел в это время в командировку на Спутник, или это невозможно?
Как тебе рукопись моего отца? Ты в письмах о ней не говоришь ни слова, неужели не прочитал? А зря, там есть отправные моменты, которые очень важны для наших с тобой дальнейших отношений. Не прощаюсь, хочу верить, что сможешь приле теть в командировку и мы увидимся. Буду ждать тебя, дорогой мой Алекмих, всего хорошего! Твоя Люся!».
Алекмих несколько раз перечитал фразы: «Скучаю. Без тебя», «Дорогой мой», – и у него потеплело в груди. Как ему ни помнить позапрошлое лето, когда получил вот это последнее письмо, как рвался в командировку туда и как внезапно отменили все поездки по их ведомству. Рукопись он читал несколько раз. Этого требовал и шеф, которому он отдал одну из копий. Взялся за рукопись, стараясь глубже понять скрытый подтекст, ведь неспроста Люся так много уделяла этому внимания.

                                                                                   




Фанданго № 1
Фанданго № 2
Глава 4
   Глава 5    Глава 6
Фанданго № 3
Глава 7
   Глава 8    Глава 9    Глава 10
Фанданго № 4
Глава 11-12
Фанданго №5
Глава 13



   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.

Веб-сайт SovetOK уникальный источник свежих лайфхаков для кулинаров.
Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики