Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Елена МОРОЗОВА
г. Донецк, Украина

Начало (Фанданго № 11)
Продолжение (Фанданго № 12)
Продолжение (Фанданго № 13)
Продолжение (Фанданго № 14)
Окончание (Фанданго № 15)

Такси для Парвати
(окончание)

Глава 9
Цветочная цивилизация

       Парвати проснулась. Потянулась.
       Облокотившись на подоконник, выглянула во двор. На земле, на крышах построек, на ветках деревьев лежал первый снег. Ноябрь и так долго удерживал тепло. Парвати приоткрыла окно. Подставляя лицо холодному воздуху, сгребла ладонью легкий пух. Почти не чувствуя горячей ладонью мороза, потерла о щеку, пока между пальцами не потекли тонкие струйки ледяной водицы.
       Загорелся сигнал вызова на мониторе. Включила видеоизображение.
       – Парвати, ты заказывала машину?
       – Да. Я не смогла тебя отыскать. В Бюро мне ничего определенного не ответили.
       – У тебя что-то срочное? – Бима нахмурил брови.
       – Не обращай внимания. Меня устроит любой пилот.
       – Тогда мне придется к Амрите лететь самому.
       Парвати насторожилась.
       – К Амрите? Зачем?
       – Из ее сумбурной речи я понял, что их там, в смысле, зеленоглазых, осталось –кот наплакал. Я хотел предложить тебе составить мне компанию, но если у тебя свои планы…
       – Нет, у меня нет конкретных планов. Летим к Амрите, если Оно не завернет нас.
       – Оно? – не понял Бима.
       – Синеглазое Божество, – пояснила Парвати и многозначительно добавила: — Старик умер. Я стояла рядом.
       – Ты сон пересказываешь?
       Парвати, не отвечая, метнулась куда-то вбок, а вернулась уже с калейдоскопом. Бима смотрел с любопытством на блестящий предмет.
       – Что это?
       – Думаю, игрушка. Древние дети с ее помощью обостряли чувствительность к миру, развивали интуицию.
        –Захвати с собой. И бегом на аэроплатформу. Жду. У нас очень мало времени.
       Бима отключился. Парвати надела утепленный комбинезон, побросала в рюкзачок самое необходимое, заколола высоко волосы и быстро спустилась в гостиную. Карл уже очистил от снега дорожки во дворе и теперь возился у камина.
       – Госпожа не вернется к ужину?
       – Думаю, если я и буду ужинать, то у Амриты, сестры Бимы.
       – А-а, на планете счастья. А Биме не опасно появляться среди своих судей, учитывая ту историю, что с ним приключилась?
       – Не знаю. Что-то там произошло. Амрита зовет нас, – и на ходу откусывая яблоко, добавила: – Карл, пожелайте нам удачи.
      
       Снегоуборочные машины еще с ночи, вращая осветительными фонарями, сгребли снег, и теперь белые фудзиямы и раздвоенные эльбрусы сверкали вдоль раскинувшейся на десятки километров аэроплатформы. Часть пути к дальним воротам она проделала на коротком зеленом автобусе, похожем на жука.
       Бима, переминаясь с ноги на ногу, уже ждал ее. Как только Парвати захлопнула дверцу, такси рвануло по воздушному коридору к далекому Созвездию Ямара.
       Вынырнув из туманной завесы коридора, они поплыли над золотой по-осеннему планетой Миражей.
       – Сидите в машине. Носа не высовывайте, если хотите остаться живыми, – скомандовала сестра Бимы с экрана.
       – Сестричка, какие сногсшибательные перемены в твоем мире. Что, уже нельзя пройтись под солнышком, расплываясь в улыбке встречным радушным и гостеприимным зеленоглазым, а также их великим саду? – на всякий случай громко добавил Бима.
       Амрита не ответила. Такси катило через парк. Листва в теплых осенних тонах, синее безоблачное небо не таили опасности. Парвати любовалась природой. «Похоже на земной сентябрь, самое его начало», – мелькнула мысль. Настроение повысилось.
       Впереди показался памятник «Лев у стены». Половина зверя оставалась невидимой. Парвати проводила взглядом его развевающуюся белую гриву.
       – Вот ориентир, о котором говорила Амрита. Теперь от памятника налево до стелы.
       – Помню.
       Когда Бима увидел сестру, напряжение несколько спало, и теперь он вел машину спокойнее. Свежий ветер через открытое окно ерошил его светлые волосы.
       Вот осталась позади и длинная стела. Начертанные на ней буквы больше походили на иероглифы. От стелы до высокого забора шла широкая тропа. Не успело такси приблизиться к воротам, как они автоматически распахнулись. Бима с Парвати огляделись по сторонам и почти сразу увидели, что к ним спешит Амрита. Бима распахнул дверцу, и девушка упала на заднее сидение. Затем, перегнувшись через спинку, крепко обняла и долго не отпускала брата.
       – Наконец-то! Как я рада!
       – Ну-ну, сестричка, ты меня задушишь, – засмущался Бима. – Какой чудный запах!
       От девушки резко пахло хризантемами.
       – Это – цветочная инъекция для повышения иммунитета… Сейчас налево... Перед крыльцом останови.
       Амрита, окинув взглядом дом, заговорила бесцветным голосом:
       – Когда мы поняли, что происходит, было уже поздно, жители исчезали колониями. Осталась лишь небольшая группа горожан. Мы держимся благодаря антииллюзорной инъекции. Но ее действие рассчитано на сутки, а запасы тают. Всего несколько дней – и защита будет снята…
       Амрита съежилась на заднем сидении и закрыла лицо руками.
       – Сестричка, успокойся! В любом случае, у нас есть несколько дней, – Бима взял ее руку и заглянул в глаза. – А кто запустил процесс иллюзации? Где он? Вы пробовали с ним связаться?
       Амрита удивленно посмотрела на брата.
       – С кем?
       – С маньяком! Ты говорила о маньяке, который всех иллюзирует и отправляет на склады.
       – Нет, на складах никого нет, мы проверили.
       – А где они? – хором произнесли Парвати и Бима.
       Но девушка лишь пожала плечами, не отвечая.
       Тогда Бима решил зайти с другого конца:
       – Ты говоришь, что зеленоглазых осталось мало. Где они?
       Амрита кивнула на дверь.
       – Оставайтесь здесь, а я посмотрю, есть ли там кто живой, – с этими словами пилот исчез в доме.
       Когда Бима вернулся, за ним выскользнули, словно тени, три невысокие фигурки. Парвати отметила, как усилился запах хризантемы.
       – Там человек пятнадцать. Они еще в большей прострации, чем Амрита… Нашел в дальней гостиной, – доложил Бима и, окинув взглядом троицу, иронично добавил: – И, судя по всему, у зеленоглазых пропала тяга к иллюзации прочих двуногих.
       Амрита открыла дверцу, и девушки юркнули в машину.
       Парвати вдруг вспомнила про калейдоскоп. Бима в два прыжка оказался рядом.
       – Хорошая идея! Дай мне.
       Он прильнул к окошку: по экрану поползло светящееся марево. И тут пилот увидел себя. Лицо крупным планом и вся фигура его отражала что-то, что совсем не понравилось парню – во всем его облике сквозило нетерпение. Он отпрянул:
       – Что за чертовщина! Словно в зеркале.
       – Неудивительно! Кого кто волнует, – Парвати постаралась смягчить свои слова  улыбкой.
       Бима судорожно глотнул воздух, но ничего не ответил – нашла время для колкостей.
       Амрита потянулась к переливающейся трубке. Она повертела игрушку в руках, поднесла к глазам.
       Прошло несколько минут. Вдруг девушка скомандовала:
       – Поехали. Быстро!
      
       Теперь Амрита казалась спокойной, почти равнодушной. Они катили по пустынному городу. Мигали светофоры. Такси послушно останавливалось на красный. И от этих вынужденных остановок, от зеленого света, освещающего путь, на душе у Парвати становилось еще тяжелее.
       – Сестричка, ты бы хоть рассказала, что произошло? – глядя на безлюдный город, спросил Бима.
       – Метаморфоза. Кристально чистые самоцветы, а рядом – поле цветов до горизонта.
       – Ну и? Ты цитируешь стихи? – он был озадачен ответом.
       В глазах Амриты мелькнула тихая печаль:
       – Нет, это мои соплеменники. Думаю, что это не иллюзация, это – метаморфоза, возврат к своему естеству. – И тут же добавила твердо: – Маньяк здесь невозможен в принципе. Наше общество всегда было совершенным… Просто пришло время.
       Парвати услышала в голосе девушки знакомые нотки превосходства и хмыкнула:
       – А куда мы едем сейчас?
       – Туда, где хранятся древние свитки. Священные писания зеленоглазых, книги пророчеств. Вот до них я и хочу добраться… Но вначале… – она перегнулась, прижала руку Бимы и, вытащив шприц, сделала ему укол. В машине запахло, словно в оранжерее. – Небольшая страховка. Парвати, дай руку.
       Та попробовала отшутиться:
       – Но зачем? Мне же не грозит цветочная метаморфоза. К тому же, у меня аллергия на хризантемы.
       Амрита, игнорируя протест, ловко закатила рукав ее комбинезона и вколола инъекцию:
       – Вреда не будет. Не хватало, чтобы еще кто-нибудь проиллюзировал вас.
       Такси выехало на небольшую площадь. Откуда-то взявшиеся тучки заслонили солнце. Стал накрапывать дождь. В здании, куда они втроем спешно нырнули, оставив в машине троицу местных, стоял нежилой дух. Следов запустения не было, но вокруг царили глубокая тишина и покой.
       На втором этаже в длинном кабинете вдоль стен вытянулись стеллажи с книгами, словно солдаты на плацу. Амрита одно за другим распахнула четыре окна, и свежий, напитанный влагой воздух тут же ворвался в комнату. Затем девушка медленно пошла вдоль стеллажей, внимательно всматриваясь в названия книг. Проведя пальцем по одному из корешков, она с трудом вытащила из плотного плена увесистый том, на бордовом переплете которого золочено мерцала витиеватая «Ц», и опустила на столик. Парвати заглянула в текст – те же иероглифы, что и на стеле.
       Перелистнув несколько страниц и выбрав нужные отрывки из текста, Амрита зачитала:
       – Цветочная цивилизация (ЦЦ) – очень древняя цивилизация. Небольшие остатки в бывшем процветающей цивилизации и сегодня населяют некоторые из планет Миражей в Созвездии Ямара. Свое название она получила от строения тела цветочного человека (ЦЧ). Известно, что тело ЦЧ состоит из самоцветов и живых цветов… ЦЦ является уникальной цивилизацией Вселенной, – щеки у Амриты покрылись румянцем,  – ЦЧ гармоничен, чист, правдив и милосерден.
       Девушка замолчала, дальше пробегая глазами текст. Вдруг побледнела и, мельком взглянув на пристально наблюдавшего за ней брата, прочла:
       – И только когда одно за другим в обществе будут исчезать добродетельные качества –  правдивость, милосердие, чистота, – ЦЦ подойдет к порогу деградации и обратной метаморфозы. И тогда придет Лев и уничтожит последних из представителей ЦЦ…
       – Лев? – ахнула Парвати, она вспомнила памятник. – Не тот ли, что стоит у дороги?
       – Да.
       В душе Амриты боролись два чувства – неистребимая гордость за соплеменников и осознание того, что случилось непоправимое. Она еще надеялась. Не верила себе. Совесть подсказывала: истина отлична от желаемого, и если пришел Лев, то сделать уже ничего нельзя
       – Может, это – аллегория? – решился помочь ей Бима. – Символ?
       – Нет. Лев настоящий. Это его рев я слышала. Но я не думала, что время уже пришло. Меня, конечно, смущали некоторые явления в обществе, но мне казалось, что все это – незначительные проблемы, что-то преходящее. А Лев приходит, когда уже ничего сделать нельзя, – она снова заглянула в книгу и тихо прочла: – Эгоизм и гордыня затмевает понимание истинной природы души – природы слуги Высшей силы. Лев приходит как проявление Высшей силы. С его ревом один за другим распадаются цветочные тела, прорастают живыми цветами на полях и превращаются в самоцветы.
       – Долго им сверкать на солнце? – Бима сочувственно посмотрел на сестру.
       – До следующего перевоплощения.
       – А почему ты осталась жива? – осторожно спросила Парвати.
       – Это просто, – вздохнула Амрита, – Я – не цветочный человек.
       – Вот тебе раз! Ты убедила нас в обратном. Мы уже поверили, что ты ЦЧ, – удивился Бима.
       – Оказалось, что ошибалась.
       – А остальные?
       – Они тоже. Они прибыли на планету недавно… из прошедших тесты.
       – На смирение. Я помню, – Бима подошел к сестре, положил руки ей на плечи и, пристально глядя в глаза, сказал:
       – Ну и хорошо. Мы вернемся домой. Роза так соскучилась по тебе!
       Амрита молчала. Мысли о доме приходили к ней. Но кто будет жить здесь? Отдел внеземного строительства, конечно, заселит планету.
       – Сюда нужно прислать переселенцев.
       Парвати с Бимой переглянулись.
       – А как же тесты? – Бима спрятал улыбку.
       Амрита вздохнула:
       – Про тесты придется забыть… Кроме того, эти самоцветы… Думаю, если мы немного возьмем, нам они пригодятся на Земле… Парвати… – она запнулась. – А могу я тебя кое о чем попросить?
       – Проси, что пожелаешь!
       – Подари мне калейдоскоп.
       Лишь на долю секунды мелькнула жалость – все же подарок Юдхиштхиры.
       – Бери, я дарю тебе его.
       – А я бы не отдал, – вмешался Бима, – эта штуковина очень занимательна.
       Но Амрита уже спрятала вещицу и, демонстративно отвернувшись от брата, направилась к выходу.
      
       – Вот все и прояснилось, – улыбнулась Парвати. – Теперь – к Розе?
       Пилот посмотрел на нее озадаченно:
       – Подожди, ты ведь вызывала такси еще до того, как я увез тебя к Амрите. Твой маршрут еще актуален?
       – Актуален был сам перелет. Я стояла в огне и держала в руках Синеглазое Божество… Я надеялась, что оно само направит меня туда, куда нужно.
       – Ты думаешь, калейдоскоп никогда не ошибается?
       Парвати удивленно подняла брови:
       – Это же – школьный инвентарь. Для обучения детей. Разве ребенок научится ориентироваться в мире, если калейдоскоп будет ошибаться?
       – Но ты же уже выросла, – голос Бимы наполнился нежностью.
       Он подошел ближе и прижал ее к себе. Сердце Парвати готово было выскочить из груди.
       – Ау, где вы? – Амрита запнулась на полуслове, заметив Парвати и Биму, застывших в поцелуе. – Кажется, у Розы будет двойная радость, – пробормотала она и медленно пошла к такси.


Глава 10
Тайна Карла

       – Карл! Карл! – звала Парвати, но нигде не находила садовника.
       Девушку переполняло желание поделиться с ним последними новостями – помолвкой с Бимой, возвращением Амриты, гибелью цветочной цивилизации.
       Первый снег давно растаял. Ноябрь раздел донага и сад, и двор, и пространство за домом до самого озера – теперь его можно было видеть даже с террасы дома. Бледное солнце совсем не грело.
       Был полдень. Бима уехал – его срочно вызвали в Бюро. Но вначале они, конечно, навестили Розу и Петра Давыдовича. Вспоминая трогательную картину встречи с родителями Бимы и Амриты, Парвати сморгнула. Роза никак не хотела отпускать гостью. Лишь после сытного обеда Биме было позволено увезти будущую невестку.
       Где же Карл? Парвати толкнула дверь в его комнату, настойчиво постучала – в ответ ни звука.
       – Где же он может быть? – произнесла она задумчиво.
       Слегка разочарованная его отсутствием – новости, как пойманные сачком бабочки, все еще рвались наружу, – еще раз тщательно осмотрела дом и двор, заглядывая во все уголки, чуланы и беседки, а затем направилась прямиком к Ушастику в его владения. Тот, проявив бурную радость, плелся следом, соскучившись по хозяйке, гладившей на ходу его шершавый бок. Если Карл куда-то уехал, почему он не оставил записку?
       Парвати вернулась в дом и прилегла на софу, внезапно обессилев то ли от исчезновения Карла, то ли от неутоленного желания поделиться своей радостью.
       Засветился сигнал связи. Широкая улыбка Арджуны, его непокорные волосы, торчащие ежиком, были как нельзя кстати.
       – Привет, девочка! Все благополучно? Как слетала? Как Амрита?
       – Привет, Джу! Рада тебе! Откуда информация?
       – Карл доложил.
       – Карл?! – Парвати удивилась. – Где вы с ним виделись?
       – Мы и сейчас в его компании. – Арджуна засмеялся. – Карл у нас, не волнуйся. И не один. А ты дорогу к нам еще не забыла?
       – Не говори загадками, Джу. Я и так собиралась к вам. Мы с Бимой обручились и планировали вас навестить.
       – Вот это новость! Суперновость! И Ушастика прихватите, ему не помешает побыть в кругу сородичей, – весело добавил Арджуна.
       Парвати, размышляя, еще некоторое время стояла у погасшего экрана. Что могло случиться? Зачем Карлу лететь в Офис 435? Иногда она упоминала имена друзей – собиралась пригласить и познакомить их с садовником. Странно. В любом случае, Биму  нужно предупредить о предстоящей поездке.
       Но сначала – ванна!
       Расслабившись после купания, в бело-розовом уюте халата, с напитком из мяты, щедро насушенной на зиму Карлом, Парвати, наконец, набрала номер жениха.
       – Да, дорогая, – слова прозвучали нежнее обычного.
       Девушка смутилась оттого, что так не вовремя нужно будет заговорить о Карле.
       – Как себя чувствует Амрита? – вкрадчиво спросила она.
       – В процессе. Сестрица, как только ты за порог, спохватилась. О ком ты думаешь? О коте! Помнишь твой подарок? Дорогая, ты не могла бы повторить для нее этот фокус?
       – Конечно. Успокой сестру. Завтра у нее будет дюжина кошек любой масти.
       – А как ты? У меня приятная новость: нас пригласили к себе Кумары. Завтра в семь, в их загородный особняк. Нас ждут фейерверки и чудная компания!
       – Боюсь, что не получится. На завтра предлагаю другой план.
       – План? – Бима насторожился, зная непредсказуемый характер невесты.
       – Понимаешь, – она замешкалась, – исчез Карл.
       – Ничего странного. Думаю, он уехал покупать стропила для сада или новый инвентарь.
       – Ни его, ни записки, – продолжила Парвати, словно не слыша реплики.
       – А с чего бы тебе нервничать о Карле? – сухо спросил Бима и добавил, начиная сердиться уже на саму тревогу Парвати о садовнике: – Объявится, увидишь.
       – Уже объявился, – улыбнулась она. – Представляешь, он у Арджуны!
       – Где? В Офисе 435? – присвистнул пилот. – Далековато его занесло за инвентарем. Может, они ему саженцы решили накопать?
       – И я удивилась. К тому же Арджуна говорил так загадочно. Он намекал, что Карл прибыл не один.
       – А с кем? – в голосе Бимы прозвучала надежда.
       – Завтра мы отправимся к ним и все узнаем.
       – Зачем? Чтобы встретиться с дорогим, милым твоему сердцу садовником? Убедиться, что Карл жив и здоров? А если он с невестой?
    Парвати растерялась. Она не обратила внимания на шутливый тон Бимы.
    – Откуда у Карла невеста?
       – А ты думаешь, он зря время терял, пока ты сражалась с цветочным маньяком? Наверняка завел невесту и улетел в свадебное путешествие. Так что едем завтра к Кумарам.
       Парвати нахмурилась:
       – Что ты говоришь? Какой маньяк! Как хочешь. Можешь развлекаться у Кумаров, а я отправляюсь к Арджуне и Лолите. Мне самой заказать такси на завтра?
       – Ну что ты, дорогая, – съязвил Бима. – Закажу для тебя на завтра такси-люкс. Привет Карлу!
       Связь прервалась. Парвати стало грустно. Ну что ж, полетит сама. И вообще, стоит ли ей связывать свою жизнь с таким закоренелым ревнивцем? Но мысль ее неожиданно свернула в сторону. Перед глазами замелькали картинки из калейдоскопа. Почему Синеглазое Божество до сих пор не дало о себе знать?
      
       Утро наступило такое бесцветное, что казалось – это всего лишь побледневшая ночь не сошла с подмостков мира. К тому же поднялся ветер. Наскоро позавтракав, Парвати привела сонного Ушастика к воротам. Часы показывали шесть утра. Размышляя, что скажет друзьям, как объяснит, почему прилетела сама, девушка приуныла.
       Но вот и такси. Пронзительный гудок показался слишком громким в тишине безголосого утра. Направившись к машине с предупредительно-вежливым лицом, Парвати дернула ручку. На месте пилота сидел Бима и хмуро смотрел на дорогу. От сердца мгновенно отлегло. Парвати вспыхнула от нахлынувшей благодарности.
       – Спасибо! – выдохнула она радостно, опускаясь на сидение.
       И тогда Бима прижал ее к себе. С каждым мгновением айсберг их ссоры таял, оставляя по себе лишь лужицу воспоминаний, легко стираемую парой-тройкой нежных слов.
       Счастливые, они неслись по воздушному коридору к Офису 435.

       На рыжей планете мало что изменилось с тех пор, как Бима и Парвати потерпели авиакатастрофу у вершины Шеи Верблюда. Все те же сухие красные горы. Все тот же раскаленный воздух – словно из приоткрытой духовки обдавало жаром. Такси благополучно воткнулось передними колесами в песок у ворот. Бима дал долгий гудок в честь прибытия. От дома навстречу им уже спешила Лолита.
       – Как же давно мы не виделись! – воскликнула она, радостно обнимая подругу.
       Бима, пока девушки щебетали, выпустил Ушастика и, облокотившись на дверцу, терпеливо ждал, когда же на него обратят внимание. Наконец хозяйка радушно приветствовала и его:
       – Прости, Бима, мы так давно не виделись. Поздравляю с помолвкой! Парвати – чудесная!
       – Согласен! На все сто. Чудеса – профессиональная обязанность моей невесты, – улыбнулся он и последовал за девушками.
       И тут Бима заметил, что, обогнув дом, к ним направляются Карл и Арджуна. Оба в джинсах и рабочих рубахах – очевидно, занимались хозяйскими делами. Мужчины энергично пожали друг другу руки. Карл почтительно раскланялся с Парвати.
       – Рад видеть вас в хорошем расположении духа, – произнес вежливо садовник, откидывая со лба длинную прядь, но его сияющий взгляд говорил больше: «Наконец-то я вижу вас!»
       Бима поджал губы:
       – Говорят, вы путешествуете не в одиночестве?
       Это замечание застало Карла врасплох и явно его смутило.
       – Конечно, конечно, – заторопился он. – Я должен все объяснить.
       Но тут вмешался Арджуна и радушно пригласил гостей в дом. Обед был назначен на два часа дня.
      
       Парвати тщательно причесывалась, сидя у зеркала. Лолита молча осматривала подругу.
       – Ты похорошела. Значит, счастлива.
       – Кажется, да, – улыбнулась гостья. – Скажу тебе по секрету: Амрита привезла с планеты Миражей целое состояние, и Бима, хотя и не без уговоров, согласился принять часть его. Так что он теперь намного состоятельнее меня, и его мужское самолюбие не пострадает, если он возьмет в жены богатую невесту.
       – Прекрасно! А где вы собираетесь обосноваться? Не желаете у нас поселиться? Здесь места всем хватит.
       – Мы еще не говорили об этом.
       Лолита вертела в руках инкрустированный гребешок Парвати и как бы невзначай спросила, пристально глядя на подругу:
       – А Карл? Вы оставите его у себя? Он – редкий садовник.
       – Мне трудно будет с ним расстаться, но решать Биме.
       – Я заметила ревность твоего жениха.
       Парвати дернула плечом. Подавшись вперед, шепотом попросила:
       – Скажи, о ком все говорят? С кем приехал Карл?
       Но два веселых бесенка прыгнули в сторону:
       – Не торопи события. Твой садовник – удивительный человек! Поспешим. Сегодня у нас на обед фирменное блюдо из авокадо. Тебе понравится. – Лолита чмокнула подругу и выпорхнула из комнаты.
       Парвати задумалась. В душе нарастала непонятная тревога.
       Заходящее солнце косыми лучами пронизало просторную гостиную, в центре которой располагался уставленный яствами обеденный стол. Широкая стеклянная дверь была распахнута во внутренний зеленый дворик. Бима сосредоточенно листал рекламный журнал, Карл молча стоял у окна. В комнате чувствовалось почти осязаемое напряжение. Одновременно с девушками вошел Арджуна. От всего его облика веяло радостью и здоровьем, казалось, даже птицы зачирикали громче. Напряжение спало.
       – Если бы вы только видели: Ушастик в кругу собратьев!.. Дорогая, приглашай к столу, – обратился он к Лолите, и хозяйка, словно ожидая этих слов, захлопотала, рассаживая гостей, расставляя горячие блюда, сдвигая плотнее тарелки, с фруктами — ближе к краю.
       После первых шумных и случайных фраз, обрывочных воспоминаний, шутливых реплик наступила тишина. И в этой тишине уже витал невысказанный вопрос к Карлу. Все смотрели на него. Садовник отложил чайную ложечку, которой, уже сытый, мял воздушный фруктовый мусс – как не попробовать десерт, приготовленный хозяйкой с такой любовью! – откашлялся и заговорил:
       – Предначертание нашей судьбы – не нечто неизбежное, а возможное направление движения души, одна из ее дорог. А дорога – это всегда вперед, никогда назад. Ни по кругу, ни повторно, ни в обратном направлении. Всегда вперед и лишь вперед. И тогда мы счастливы. Дорога напрямую обращается к душе, и чем дольше по ней идешь, тем дальше она зовет. И тогда в груди поднимается тоска, глаза забегают вперед, перелистывая одни и те же видимые страницы дороги, истрепывают их. Судьба таит уроки. Один за другим они входят в нашу жизнь и изменяют ее. Свобода есть разве что во взгляде на эту дорогу – во взгляде сверху или сбоку, как вам будет угодно, – отрешенном и смиренном. Часть душ созерцают лишь малый отрезок дороги – до горизонта, но некоторые знают ее всю до конца. До самой Воронки Вечности. Потому что конец этого материального мира – у ворот духовного… Я должен признаться, что не случайно оказался в тот весенний день возле особняка Парвати.
    При этих словах Бима выпрямился, но этого никто не заметил. Все внимали словам садовника, который тем временем говорил:
    – Я покинул свой Сад ради Парвати, так как ей угрожала смертельная опасность. Я не мог не спасти ее, ведь когда-то она спасла меня…
    – Спасла? – удивились за столом.
    – Да. Именно так. Здесь, в материальном мире, живут лишь обусловленные души. Когда такая душа получает освобождение, она уходит в Воронку Вечности и уже не возвращается, чтобы получать с каждым следующим рождением новое тело. Свободная душа может вернуться в материальный мир разве что из сострадания, по собственному желанию. Ведь нет счастья большего, чем жить в Саду Совершенной Царицы, – при этих словах глаза Карла затуманились, но, увидев нетерпение на лицах слушателей, он продолжил: – Я знал, я предвидел, что Парвати погибнет в пожаре на одной из планет Вселенной…
    При этих словах девушка ахнула. Откуда?! Откуда Карл знает о пожаре? Как наяву замелькали кадры из калейдоскопа: пожар, мертвый старик в шарфе на мостовой. Вот она склоняется над бездыханным телом, вот падает... Так она погибла?
       Сумерки сгустились, словно в небе кто-то расплескал густые чернила, но никто не поднялся зажечь светильники. Новость ошеломила всех. Карл скосил глаза на Лолиту и продолжил, уже обращаясь только к ней:
    – Я ждал, предвидя, что где-то должен разгореться зловещий пожар. И он вспыхнул. В первый же день отъезда Парвати. В вечерних новостях заговорили о пожаре, охватившем Планету синих пропастей. Эти мелкие планеты постоянно ввязывались в религиозные войны. Приверженцы религии Пустой Тилаки воевали со сторонниками Полной Тилаки. Они оскверняли храмы и крали друг у друга божества. При этом в отвоеванных поселениях насаждали свои порядки и традиции. Однажды Парвати возвратила на исконную родину Пляшущее Божество. Если бы зов о помощи завернул воздушный коридор, Парвати оказалась бы в эпицентре пожара.
       Итак, я немедленно вызвал такси и отправился на планету. Краеугольный камень – преломить линии судьбы Парвати, заменив их своими. Для этого я должен был оказаться в том месте вместо нее и сделать то, что должна была сделать она. И вот я стою возле старика, лежащего на обочине дороги. Именно здесь должна была упасть балка. Я шагнул в сторону, когда балка обрушилась на мостовую. Осталась самая малость – взять золотую статуэтку из рук лежащего человека и спрятать ее под курткой. Парвати в это время находилась далеко – в созвездии Ямара. Дальнейшее произошло быстро. Я кинулся к такси и указал адрес: Офис 435.
    – Так оно здесь?! – от этой новости у Парвати зарделись щеки. – Ты хочешь сказать, что привез Синеглазое Божество сюда, к Лолите и Арждуне?
    – Да. Вы можете поприветствовать его. Но не забывайте, что этой танцующей фигурке поклонялся целый народ, – улыбнулся Карл и, расслабившись, откинулся в кресле.
    – И все-таки, как я понял, вы уже встречались с Парвати? – вдруг спросил Бима.
       Эта новость подобно настырному кроту прорыла многочисленные ходы в его душе, и через них выветривалось спокойствие.
    – Уверена, что нет! Никогда не видела Карла до того дня, когда он появился в воротах особняка.
       Карл посмотрел долгим проницательным взглядом на девушку и отвернулся.
    – Па, твой садовник вернулся из Воронки Вечности, – тихо произнес Арджуна.
     Парвати округлила глаза, щеки ее запылали, она даже приподнялась.
    – Карл! Так ты – Карри?!!
    У Карла затрепетали крылья носа, он посмотрел на Парвати и широко улыбнулся.
    – Но как, как ты нашел меня?! Ой, что я говорю?! Как ты изменился! Я думала – перья, хвост и все такое. Ой, прости. Что я говорю! – и тут она кинулась к садовнику на шею, задыхаясь от счастья и только бормоча: «Карри, Центр, Карл».
    Бима отвернулся. Он все понял. Встал. Подошел и пожал руку Карлу:
       – Прости, жаль, что ты сразу не сказал, кто ты. Тьфу, прости, друг! Ну, ты понимаешь.


Эпилог

    После свадьбы Бима и Парвати улетели на мелкие экзотические планеты Средивселенморья, славившиеся мягким климатом, хорошим сервисом и редкими видами флоры и фауны. Свить семейное гнездышко, хотя и не избегнув жарких дебатов, они решили в Офисе 428 – планете, на которой Парвати вырастила свой Райский Сад. А чтобы не разлучаться с семьей, забрали к себе Розу и Петра Давыдовича, а также Амриту с дюжиной котов. В последнее время она все чаще появлялась в обществе одного из младших Кумаров. Смешливость рыжего парня покорила девушку, и она оставила жертвенную идею обустроить планету Миражей.
       Ушастику составила компанию милая ушастая подруга. Карл уделял все свободное время Саду, который сильно разросся и занимал несколько сот гектаров. В маленькой дальней комнатке поселили Синеглазое Божество. Бима сам сколотил для него витиеватую этажерку — алтарь, а Парвати украсила его цветами.
       Иногда их навещал Юдхиштхира. Он сильно постарел и часто вспоминал своего гениального брата, погибшего при загадочных обстоятельствах. Профессора неизменно привозили веселые Кумары. Однажды заглянул и генеральный директор отдела внеземного строительства – Йосиф Ставинский. Он был мудр и спокоен, только седина усилилась и теперь струилась ровным лунным светом. Гость долго расспрашивал Карла о Воронке Вечности, уезжал с блеском в глазах, обещал наведываться.
       Иногда Карл бредил во сне и звал какого-то Змея, обещая поведать ему самые невероятные истории. Вот только нужно еще немного подождать. Скоро у Парвати родится наследник. А потом у того – свой сын. Однажды они придут с Парвати вместе и поселятся в Вечном Саду. Время в Воронке – нескончаемое. Змей подождет.

Начало (Фанданго № 11)
Продолжение (Фанданго № 12)
Продолжение (Фанданго № 13)
Продолжение (Фанданго № 14)
Окончание (Фанданго № 15)



   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики